Решение Нижегородского областного суда по делу № 33-35/2016 от 19.01.2016 года

Версия для печатиВерсия для печати

Судья Елисеева Н.В. Дело № 33-35/2016

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

16 января 2016 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего судьи: Щербакова М.В.,

судей: Винокурова Н.С., Захаровой С.В.,

при секретаре: Гульовской О.Р.,

с участием: истцов Косаревой Л.В., Вахниной А.Н., Давыдовой Н.В., представителя всех истцов – Каледина А.Б., представителя истца Давыдовой Н.В. – Тилинова В.Б., представителя ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» - Коновалова А.Л., представителя Министерства здравоохранения Нижегородской области – Сутягиной С.В.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Винокурова Н.С.,

дело по апелляционной жалобе Косаревой Л.В., Вахниной А.Н., Давыдовой Н.В., апелляционной жалобе представителя истца Давыдовой Н.В. – Тилинова В.Б., возражениями ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ»

на решение Кстовского городского суда Нижегородской области от 14 сентября 2015 года по гражданскому делу

по иску Косаревой Л.В., Вахниной А.Н., Давыдовой Н.В. к Государственному бюджетному учреждению здравоохранения Нижегородской области «Кстовская центральная районная больница» о предоставлении ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска, внесении изменений в трудовой договор, признании факта проведения специальной оценки условий труда и приказа об отмене ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска незаконными, взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов,

УСТАНОВИЛА:

Косаревой Л.В., Вахниной А.Н., Давыдовой Н.В. обратились в суд с иском к ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» с уточненными в порядке ст.39 ГПК РФ исковыми требованиями об обязании предоставить истцам дополнительный ежегодный оплачиваемый отпуск в размере 35 календарных дней в связи с особым характером работы, а также вредными (или) опасными условиями труда, с внесением соответствующих изменений в трудовой договор, взыскать с ответчика в пользу каждого истца компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> рублей, судебные расходы в размере <данные изъяты> рублей (л.д. 85-88), признать факт проведения специальной оценки условий труда и приказ об отмене ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска незаконными.

В обоснование исковых требований указали, что в соответствии с п.5.5 трудовых договоров, истцам предоставлен ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск продолжительностью 35 рабочих дней в связи с вредными и (или) опасными условиями труда, ненормированным рабочим днем, особым характером работы, иным основаниям. В соответствии с действующим законодательством в сфере здравоохранения истцам полагается дополнительный отпуск в размере 35 дней, как занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда.

В связи с нарушением работодателем прав истцов, им причинен моральный вред, который они оценивают в размере <данные изъяты> рублей каждая.

Решением Кстовского городского суда Нижегородской области от 14 сентября 2015 года в удовлетворении исковых требований Косаревой Л.В., Вахниной А.Н., Давыдовой Н.В. отказано в полном объеме.

В апелляционной жалобе Косаревой Л.В., Вахниной А.Н., Давыдовой Н.В. поставлен вопрос об отмене решения суда, как незаконного и необоснованного, постановленного с нарушением норм материального и процессуального права, при несоответствии выводов суда обстоятельствам дела. Заявителями жалобы указано, что в соответствии со ст.ст. 118, 350 ТК РФ, ст. 22 Закона РФ от 02.07.1992 г. № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», Постановлением Правительства РФ от 06.06.2013 г. № 482 «О продолжительности ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, предоставляемого отдельным категориям работников», врач психиатр и средний медицинский персонал имеют право на дополнительный отпуск без зависимости от нормированности или ненормированности рабочего времени.

В апелляционной жалобе представителя истца Давыдовой Н.В. поставлен вопрос об отмене решения суда в части отказа в удовлетворении исковых требований Давыдовой Н.В.

В отзыве на апелляционную жалобу ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» просит оставить в законной силе решение суда и рассмотреть апелляционную жалобу без их участия.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции истцы и представитель истцов Каледин А.Б. поддержали доводы своей апелляционной жалобы. Просили решение суда отменить и удовлетворить заявленные исковые требования.

Представитель истца Давыдовой Н.В. поддержал свою апелляционную жалобу и апелляционную жалобу истцов.

Представитель ответчика ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» и представитель Министерства здравоохранения Нижегородской области полагали доводы апелляционных жалоб необоснованными. Просили оставить в сие решение суда первой инстанции.

Законность решения суда первой инстанции проверена судебной коллегией по гражданским делам Нижегородского областного суда в порядке, установленном главой 39 Гражданского процессуального кодекса РФ, с учетом ч.1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ, в пределах доводов апелляционной жалобы.

Пунктами 1 - 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. № 23 «О судебном решении» предусмотрено, что решение должно быть законным и обоснованным (часть 1 статьи 195 ГПК РФ).

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав позицию лиц, участвующих в деле, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации как социальном государстве охраняются труд и здоровье людей (статья 7); каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (статья 37, часть 3); каждый имеет право на отдых; работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск (статья 37, часть 5); каждый имеет право на охрану здоровья (статья 41, часть 1).

Провозглашая право каждого на безопасные условия труда, на отдых и на охрану здоровья, Конституция Российской Федерации исходит из того, что здоровье человека является высшим неотчуждаемым благом, без которого утрачивают свое значение многие другие блага и ценности, а следовательно, его сохранение и укрепление играют основополагающую роль в жизни общества и государства. Этим предопределяется характер обязанностей государства, признающего свою ответственность за сохранение и укрепление здоровья людей, и, соответственно, содержание правового регулирования отношений, связанных с реализацией гражданами указанных конституционных прав, что в сфере труда требует от законодателя помимо установления мер, направленных на охрану здоровья работников непосредственно в процессе трудовой деятельности, введения для тех из них, кто осуществляет трудовую деятельность во вредных и (или) опасных условиях, дополнительных гарантий, призванных компенсировать негативное воздействие на их здоровье обусловленных этими условиями факторов.

Из материалов дела следует, что ДД.ММ.ГГГГг. между ГБУЗ «Кстовская ЦРБ» и Косаревой Л.В. заключен трудовой договор, по условиям которого Косаревой Л.В. принимается на должность медицинской сестры психиатрического кабинета с квалификацией 2ПКГ 3КУ (дата начала работы с ДД.ММ.ГГГГг.).

В соответствии с п.5.1 трудового договора работнику устанавливается 36 часовая рабочая неделя.

Согласно п.5.5 трудового договора, работнику предоставляет ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск продолжительностью 30 рабочих дней в связи с вредными условиями труда.

ДД.ММ.ГГГГ между ГБУЗ «Кстовская ЦРБ» и Вахниной А.Н. заключен трудовой договор, по условиям которого Косаревой Л.В. принимается на должность медицинской сестры психиатрического кабинета с квалификацией 2ПКГ 3КУ (дата начала работы с ДД.ММ.ГГГГг.).

В соответствии с п.5.1 трудового договора работнику устанавливается 36 часовая рабочая неделя.

Согласно п.5.5 трудового договора, работнику предоставляет ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск продолжительностью 30 рабочих дней в связи с вредными условиями труда.

ДД.ММ.ГГГГг. между ГБУЗ «Кстовская ЦРБ» и Давыдовой Н.В. заключен трудовой договор, по условиям которого Давыдовой Н.В. принимается в поликлинику на должность врача-психиатра участкового с квалификацией 2ПКГ 3КУ (дата нала работы с ДД.ММ.ГГГГг.).

В соответствии с п.5.1 трудового договора работнику устанавливается 36 часовая рабочая неделя.

Согласно п.5.5 трудового договора, работнику предоставляет ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск продолжительностью 30 рабочих дней в связи с вредными условиями труда.

Согласно картам аттестации рабочих мест №, №, проведенной ДД.ММ.ГГГГ., рабочие места врача – психиатра и медицинской сестры психиатрического кабинета аттестованы с классом 2 условий труда по степени и опасности.

В строке 040 Карты специальной оценки условий труда «Гарантии и компенсации, предоставляемые работнику (работникам), занятым на рабочем месте» по фактическому наличию необходимости установить ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск стоит - «Да», по результатам оценки условий труда стоит - «Нет».

На основании проведенной оценки условий труда, ДД.ММ.ГГГГг. истцам вручены уведомления работодателя, из которых следует, что ДД.ММ.ГГГГг. будут внесены существенные изменения в условия трудового договора в ч.5 п.5.5 о предоставлении дополнительного ежегодного отпуска за вредные или опасные условия труда, а именно его отмене.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции с учетом указанных обстоятельств при применении положений статей 116, 117, 350 Трудового кодекса РФ, ст. 22 Закона РФ от 02.07.1992 г. №3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», Постановления Правительства РФ от 06.06.2013г. №482 «О продолжительности ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, предоставляемого отдельным категориям работников», пришел к выводу о том, что поскольку у истцов установлен нормированный рабочий день, а согласно проведенной оценки условий труда вредные условия труда истцов не установлены, то предоставление дополнительного отпуска им не положено.

Не установив нарушения Порядка проведения специальной оценки условий труда, регламентированного главой 2 Федерального закона от 28.12.2013 г. № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда», суд отказал в признании незаконным факта проведения специальной оценки условий труда.

Суд первой инстанции, придя к выводу о том, что у работодателя имелись законные основания для внесения существенных изменений условий в ч.5 п.5.5 трудового договора, посчитал действия работодателя соответствующим ст.74 Трудового кодекса РФ.

Как указал суд первой инстанции, приказ и.о. главного врача от ДД.ММ.ГГГГ № об отмене предоставленных ежегодных дополнительных отпусков сотрудникам, чьи должности прошли специальную оценку условий труда с ДД.ММ.ГГГГг., вынесен по результатам проведенной специальной оценки условий труда, которые не признаны судом недействительными, а результаты оценки условий труда истцы не оспаривали, в связи с чем суд отказал в удовлетворении требований истцов о признании незаконным приказа от ДД.ММ.ГГГГ № об отмене ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска.

Между тем, из уточненных требований истцов следует, что они оспаривали оценку условий труда, и просили признать незаконным приказ от ДД.ММ.ГГГГ № (л.д.130).

Увеличенные исковые требования были приняты к производству суда определение от ДД.ММ.ГГГГ.

Вместе с тем, данный приказ в материалах дела отсутствует и не являлся предметом исследования и оценки судом первой инстанции, несмотря на заявленные требования.

При указанных обстоятельствах, выводы суда не основаны на материалах дела, в связи с чем принятое судебное решение подлежит отмене.

В силу ст. 350 Трудового кодекса РФ отдельным категориям медицинских работников может быть предоставлен ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск. Продолжительность дополнительного отпуска устанавливается Правительством Российской Федерации.

Согласно ст. 22 Трудового кодекса РФ медицинские и иные работники, участвующие в оказании психиатрической помощи, имеют право на сокращенную продолжительность рабочего времени, ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск за работу с вредными и (или) опасными условиями труда в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Продолжительность рабочего времени и ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска медицинских работников, участвующих в оказании психиатрической помощи, определяется Правительством Российской Федерации.

Таким образом, предоставление дополнительного отпуска и его продолжительность устанавливается специальными нормами, установленными Правительством Российской Федерации.

Перечень медицинских учреждений и работников, участвующих в оказании психиатрической помощи, которым предоставляется дополнительный отпуск за работу с вредными условиями труда продолжительностью от 14 до 35 календарных дней, установлен Постановлением Правительства РФ от 06.06.2013 г. № 482 «О продолжительности ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, предоставляемого отдельным категориям работников».

Согласно Перечню средний и младший медицинский персонал (кроме медицинского статистика), участвующий в оказании психиатрической помощи и работающий в психиатрических, психоневрологических, нейрохирургических, наркологических лечебно-профилактических медицинских организациях, имеет право на дополнительный отпуск продолжительностью 35 календарных дней.

Согласно Приложению к Постановлению Правительства РФ № 482 врач (в том числе врач, занимающий должность руководителя, заместителя руководителя, в трудовые (должностные) обязанности которого входит оказание психиатрической помощи и которому установлен ненормированный рабочий день, руководитель структурного подразделения - врач-специалист), работающий в нейрохирургических лечебно-профилактических медицинских организациях, структурных подразделениях (в том числе в отделениях, кабинетах, лечебно-производственных (трудовых) мастерских) иных лечебно-профилактических медицинских организаций, оказывающих психиатрическую помощь, стационарных учреждениях социального обслуживания для психически больных (домах-интернатах для граждан пожилого возраста и инвалидов, психоневрологических интернатах), имеет право на дополнительный отпуск продолжительностью 35 календарных дней.

Таким образом, если в должностные обязанности медицинской сестры входит оказание психиатрической помощи лицам, страдающим психическими патологиями, работник может быть отнесена к среднему медицинскому персоналу, которому в соответствии с Законом № 3185-1 предоставляется дополнительный отпуск. Средний и младший медицинский персонал (кроме медицинского статистика), работающий в психиатрических организациях, имеет право на дополнительный отпуск продолжительностью 35 календарных дней. Иным работникам, участвующим в оказании психиатрической помощи, ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск может быть предоставлен по результатам специальной оценки условий труда.

В приведенных нормах права зависимость от нормированности или ненормированности рабочего времени для предоставления дополнительного отпуска истцам не установлена, поскольку исключение (предоставление допотпуска при ненормированном рабочем дне) относится только к врачу, занимающему одновременно должность руководителя, заместителя руководителя, в трудовые (должностные) обязанности которого входит оказание психиатрической помощи.

Кроме того, согласно представленным в материалы дела трудовым договорам, медицинские сестры психиатрического кабинета Косаревой Л.В. и Вахниной А.Н., а также врач-психиатр Давыдовой Н.В. не являются работниками, в отношении которых установлены исключения для предоставления дополнительного отпуска. Из условий подп. «ж» п. 2.4 трудовых договоров истцов следует, что в силу своих трудовых обязанностей они участвуют в оказании психиатрической помощи пациентам.

Таким образом, вывод суда о зависимости предоставления дополнительного отпуска истцам от нормированного или ненормированного рабочего дня, и которые не являются работниками, в отношении которых установлены исключения, - является неправомерным, основанным на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующего спорные правоотношения.

С 1 января 2014 года вступили в силу Федеральные законы от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» и от 28 декабря 2013 г. № 421-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О специальной оценке условий труда"», которыми установлены правовые и организационные основы и порядок проведения специальной оценки условий труда, определены правовое положение, права, обязанности и ответственность участников специальной оценки условий труда, а также внесены изменения в Трудовой кодекс Российской Федерации, устанавливающие размеры, порядок и условия предоставления гарантий и компенсаций работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда.

Статьей 117 Трудового кодекса РФ в новой редакции установлено, что ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск предоставляется работникам, условия труда на рабочих местах которых по результатам специальной оценки условий труда отнесены к вредным условиям труда 2, 3 или 4 степени либо опасным условиям труда.

Поскольку для указанной в Постановлении Правительства РФ № 482 категории работников специальной нормой предусмотрено предоставление дополнительного отпуска в связи со спецификой их работы с определенного рода контингентом больных, то положения ст.117 Трудового кодекса РФ не подлежат применению, что соответствует правовой позиции, изложенной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 07.02.2013 г. №135-О.

Согласно п. 3 ст. 15 Федерального закона от 28.12.2013 года № 421-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О специальной оценке условий труда"» при реализации в соответствии с положениями Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) в отношении работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, компенсационных мер, направленных на ослабление негативного воздействия на их здоровье вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса (сокращенная продолжительность рабочего времени, ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск либо денежная компенсация за них, а также повышенная оплата труда), порядок и условия осуществления таких мер не могут быть ухудшены, а размеры снижены по сравнению с порядком, условиями и размерами фактически реализуемых в отношении указанных работников компенсационных мер по состоянию на день вступления в силу настоящего Федерального закона при условии сохранения соответствующих условий труда на рабочем месте, явившихся основанием для назначения реализуемых компенсационных мер.

В силу статьи 8 Трудового кодекса РФ нормы локальных актов, ухудшающие положение работников по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, не подлежат применению.

В соответствии со статьей 9 Трудового кодекса РФ трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами.

Согласно ст. 57 Трудового кодекса РФ в трудовом договоре могут предусматриваться дополнительные условия, не ухудшающие положения работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами.

Изменение определенных сторонами условий трудового договора допускается только по письменному соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных Трудового кодекса РФ (ст. 72 ТК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 74 Трудового кодекса РФ, в случае, когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.

О предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Поскольку результаты оценки условий труда от ДД.ММ.ГГГГ. и, как следствие, ст.117 Трудового кодекса РФ при разрешении настоящего спора не подлежат применению в отношении истцов и условий их труда, то применение ст. 74 Трудового кодекса РФ в качестве основания для изменений условий трудового договора в одностороннем порядке со стороны работодателя, которыми ухудшаются положение работников, также не подлежат применению.

Установив вышеприведенные обстоятельства с учетом приведенного законодательства, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что решение суда подлежит отмене, а требования истцов о предоставлении дополнительного отпуска подлежат удовлетворению, поскольку в нарушение требований трудового законодательства истцам, как работникам, занятым на работе с вредными условиями труда, отказано в компенсации, предусмотренной Трудовым кодексом Российской Федерации.

Таким образом, приказ и.о. главного врача от ДД.ММ.ГГГГ № об отмене в предоставлении ежегодных дополнительных отпусков противоречит трудовому законодательству, в связи с чем требования о признании его незаконным является обоснованным и подлежит удовлетворению..

Также в силу действующего законодательства, принимая во внимание специальное регулирование вопроса предоставления дополнительных отпусков отдельной категории медицинских работников (в рассматриваемом случае занятым оказанием психиатрической помощи), судебная коллегия приходит к выводу о наличии правовых оснований для признания незаконным факта проведения специальной оценки условий труда в отношении Косаревой Л.В., Вахниной А.Н., Давыдовой Н.В..

При этом судебная коллегия принимает во внимание то обстоятельство, что основанием наделения указанной категории медицинских работников дополнительными отпусками является нормативно-правовой акт уполномоченного органа, а не результат оценки условий труда. При наличии специального акта у работодателя отсутствовали основания для проведения в отношении истцов специальной оценки условий труда, по результатам которой положение истцов было ухудшено.

В силу статьи 237 Трудового кодекса РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

Принимая во внимание, что материалами дела подтвержден факт нарушения трудовых прав истца со стороны работодателя, судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований для компенсации морального вреда, размер которой с учетом конкретных обстоятельств дела, объема и характера, причиненных работнику нравственных страданий, степени вины работодателя, а также требований разумности и справедливости полагает необходимым определить в сумме по <данные изъяты> рублей каждому.

Согласно абз. 5 ст. 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся расходы на оплату услуг представителей.

В части 1 статьи 100 Гражданского процессуального кодекса РФ предусмотрено, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

По смыслу указанных норм суд может ограничить взыскиваемую в возмещение соответствующих расходов сумму, если сочтет ее чрезмерной с учетом конкретных обстоятельств, используя критерий разумности понесенных расходов.

Разумные пределы расходов являются оценочной категорией, четкие критерии их определения применительно к тем или иным категориям дел не предусматриваются. В каждом конкретном случае суд вправе определить такие пределы с учетом обстоятельств дела, сложности и продолжительности рассмотрения дела и т.п.

Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя, и тем самым - на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации.

Таким образом, в ст.100 Гражданского процессуального кодекса РФ по существу указано на обязанность суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле.

Согласно ст.41 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.

Изложенное свидетельствует о том, что при решении вопроса о взыскании расходов на оплату услуг представителя следует руководствоваться не только принципом разумности в соответствии с действующим отечественным законодательством, но и принципом справедливости в соответствии с Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Возмещение судебных издержек (в том числе расходов на оплату услуг представителя) на основании приведенных норм осуществляется, таким образом, только той стороне, в пользу которой вынесено решение суда, в силу того судебного постановления, которым спор разрешен по существу. Гражданское процессуальное законодательство при этом исходит из того, что критерием присуждения расходов на оплату услуг представителя при вынесении решения является вывод суда о правомерности или неправомерности заявленного истцом требования.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 21 декабря 2004 года N 454-О и применимой к гражданскому процессу, обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя, и тем самым - на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

При определении подлежащей взысканию суммы расходов на оказание юридической помощи, необходимо учитывать объем дела и его сложность, характер возникшего спора, объем оказанной правовой помощи, участие представителя в судебных заседаниях, а также конкретные обстоятельства данного дела.

Согласно представленным в материалы дела договорам на оказание юридических услуг от ДД.ММ.ГГГГ. и распискам, истцы уплатили своему представителю - Каледину А.Н. по <данные изъяты> рублей каждая.

Судебная коллегия, исходя из характера и объема рассматриваемого дела, и с учетом принципа разумности и справедливости, принимая во внимание продолжительность рассмотрения и сложность дела, ценность защищаемого права, объем произведенной представителем работы по представлению интересов истцов, доказательств, подтверждающих расходы на оплату услуг представителя, приходит к выводу о том, что с ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» подлежат взысканию в пользу истцов расходы на оплату услуг представителя в размере <данные изъяты> рублей каждому.

Вместе с тем, судебная коллегия полагает решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований истцов об обязании ответчика представить им дополнительные отпуска и внести соответствующие изменения в трудовые договоры законным и обоснованным, а доводы апелляционной жалобы подлежащими отклонению по следующим основаниям.

Обязанность сторон доказать основания своих требований или возражений основывается на принципе состязательности сторон, закрепленным в ст.123 Конституции РФ.

Как указал Пленум Верховного Суда РФ в п.10 Постановления от 31 октября 1995г. №8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия», при рассмотрении гражданских дел следует исходить из представленных истцом и ответчиком доказательств. Вместе с тем суд может предложить сторонам представить дополнительные доказательства. В случае необходимости, с учетом состояния здоровья, возраста и иных обстоятельств, затрудняющих сторонам возможность представления доказательств, без которых нельзя правильно рассмотреть дело, суд по ходатайству сторон принимает меры к истребованию таких доказательств.

Конституционный Суд РФ в своих судебных постановлениях неоднократно указывал, что из взаимосвязанных положений статей 46 (часть 1), 52, 53 и 120 Конституции РФ вытекает предназначение судебного контроля как способа разрешения правовых споров на основе независимости и беспристрастности суда (определения от 17 июля 2007 года N 566-О-О, от 18 декабря 2007 года N 888-О-О, от 15 июля 2008 года N 465-О-О и др.). При этом предоставление суду соответствующих полномочий по оценке доказательств вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, что вместе с тем не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Истцами в материалы дела не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что они обращались к работодателю с соответствующими заявлениями о предоставлении дополнительных отпусков и работодателем было им в этом отказано, в связи с чем они и были вынуждены обратиться в суд за восстановлением нарушенного права путем обязания ответчика предоставить отпуск.

Кроме того, оставляя в силу решение суда первой инстанции в указанной части, судебная коллегия принимает во внимание также то обстоятельство, что приказом главного врача ГБУЗ НО «Кстовская ЦРБ» от ДД.ММ.ГГГГ № действие приказа № от ДД.ММ.ГГГГ было отменено в отношении истцов. Им были установлены дополнительные отпуска в размере 30 рабочих дней, что фактически соответствует 35 календарным дням, предусмотренным Постановлением Правительства РФ от 06.06.2013г. №482. При этом предусмотрено внесение изменений в трудовые договоры.

Таким образом, права истцов в указанной части восстановлены самим работодателем.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия считает необходимым отменить решение Кстовского городского суда в части отказа в удовлетворении исковых требований истцов о признании незаконным приказа и.о. главного врача ГБУЗ НО «Кстовская центральная районная больница» от ДД.ММ.ГГГГ № «Об отмене представления ежегодных дополнительных отпусков», признании незаконным факта проведения специальной оценки условий труда в отношении истцов и компенсации морального вреда, с вынесением в отмененной части нового решения о частичном удовлетворении требований.

В остальной части решение суда является законным и обоснованным, а доводы апелляционных жалоб подлежат отклонению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

Определила:

Решение Кстовского городского суда Нижегородской области от 14 сентября 2015 года отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований Косаревой Л.В., Вахниной А.Н., Давыдовой Н.В. о признании незаконным приказа и.о. главного врача ГБУЗ НО «Кстовская центральная районная больница» от ДД.ММ.ГГГГ № «Об отмене представления ежегодных дополнительных отпусков», признании незаконным факта проведения специальной оценки условий труда в отношении истцов и компенсации морального вреда.

Вынести по делу в отмененной части новое решение, которым исковые требования Косаревой Л.В., Вахниной А.Н., Давыдовой Н.В. удовлетворить частично.

Признать незаконным приказа и.о. главного врача ГБУЗ НО «Кстовская центральная районная больница» от ДД.ММ.ГГГГ № «об отмене представления ежегодных дополнительных отпусков».

Признать незаконным факт проведения специальной оценки условий труда в отношении Косаревой Л.В., Вахниной А.Н., Давыдовой Н.В..

Взыскать с ГБУЗ НО «Кстовская центральная районная больница» в пользу Косаревой Л.В., Вахниной А.Н., Давыдовой Н.В. компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> рублей в пользу каждого из истцов.

Взыскать с ГБУЗ НО «Кстовская центральная районная больница» в пользу Косаревой Л.В., Вахниной А.Н., Давыдовой Н.В. расходы по оплате услуг представителя в размере <данные изъяты> рублей в пользу каждого из истцов.

В остальной части решение Кстовского городского суда Нижегородской области от 14 сентября 2015 года оставить без изменения, апелляционные жалобы заявителей – без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий:

Судьи: